Наверх

«Не знаем, чем лечим»: врачи рассказали страшную новость о раке и нехватке лекарств

Возрастное ограничение:
Запасов важных лекарств становится меньше / Фото: unsplash.com
Существует дефицит онкопрепаратов – об этом открыто заявляют врачи

Если в России не изменятся правила закупки лекарств, то через два года смертность от онкологических заболеваний может вырасти на 20−30%. Об этом в интервью «Известиям» рассказал директор Института гематологии, иммунологии и клеточных технологий имени Дмитрия Рогачева, профессор Алексей Масчан.

Причем речь идет не только о дорогостоящих препаратах для лечения лимфобластного и миелобластного лейкозов, но и простейших средствах, применяемых в сопроводительной терапии.

– Произошла катастрофа, о которой мы предупреждали несколько лет назад, когда разрабатывался целый пакет законов и подзаконных актов по лекарственному обеспечению, – говорит Алексей Масчан. – В результате его принятия начали исчезать лекарства, которые ежедневно необходимы для лечения наших пациентов. Это касается и препаратов для химиотерапии — они либо вообще пропадают, либо на смену им приходят абсолютно непроверенные в клинических исследованиях дженерики. Мы зачастую не знаем, чем лечим пациентов.

Дженерики хороши, если проверены. Если от партии к партии сохраняется содержание действующего вещества, которое заявлено. Но чем дешевле дженерики, тем они хуже, потому что субстанции закупаются в Индии, Китае, их нужно чистить, ведь лекарственный синтез рождает массу примесей. Если производитель дженерика подвергает его многим этапам очистки и контролирует качество каждой партии, никаких проблем нет. В Америке примерно 70% всего фармацевтического рынка представлено дженериками. Вопрос в том, что каждый генерический препарат в США имеет не больше 3-4 производителей с репутацией, которые подвергаются контролю. Кто у нас выходит на рынок, как производят препараты, абсолютно неизвестно, не говоря уж о подделках.

Производство старых и дешевых лекарств – глобально кризисная история.

Мы направили письмо в Минздрав о том, что отсутствуют простейшие препараты для химиотерапии – в частности, цитозин-арабинозид, которым лечатся миелолейкозы. В ответ нам предложили подбирать альтернативные схемы лечения. Это примерно то же самое, что сказать: «Если у вас нет парашюта, выбирайте альтернативные методы спасения». Один из путей закрытия брешей – закупка препаратов государством. В этом отношении распоряжение премьер-министра Дмитрия Медведева о выделении средств на обезболивающие и противосудорожные для детей – совершенно правильное действие. Но концептуально, чтобы таких ситуаций не возникало в некотором отдаленном будущем, нужно изменение законодательства.

Если ситуация в ближайшее время не изменится, у нас будет резкий скачок смертности. И детской, и взрослой. Я в этом абсолютно уверен. Пока держимся на запасах. Но через год-два, если ничего не будет предпринято, смертность может вырасти примерно на 20−30 процентов.

Хотите поделиться экспертным мнением? Сообщите в редакцию progorod58.ru. Оставляйте сообщение на сайте в разделе «Добавить новость» или присылайте в группу «ВКонтакте». Получите заслуженный гонорар, если ваша история станет новостью. Звоните 8 (967) 701-80-04.

Кроме того, подписывайтесь на наш канал Дзен, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дняЗадать вопрос и получить ответ специалиста можно в группе: народный контроль.

Актуально Здоровье Медицина Экономика
Загрузка...

Следующая новость

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru