Пензенские врачи о ситуации на Украине: "Мы дважды попадали под обстрел. Сменили не одну машину"

Пензенские врачи о ситуации на Украине: "Мы дважды попадали под обстрел. Сменили не одну машину"из личного архива Сергея Носко

Медики рассказали о своей поездке журналистам

Есть такая профессия - спасать людей! Наш соотечественник врач анестезиолог-реаниматолог Сергей Носко спасает людей не только в операционной. Он является членом Пензенской региональной общественной организации Общероссийской общественной организации «Российский Союз ветеранов Афганистана», председателем комиссии по сбору и оказанию гуманитарной помощи при вооруженных конфликтах и чрезвычайных ситуациях. Сергей Геннадьевич собирает и поставляет гуманитарную помощь в Новороссию, начиная с мая 2014 года, когда противостояние там вступило в вооружённую фазу, пролилась кровь, начались артиллерийские обстрелы мирных ещё совсем недавно городов, поселков, деревень.

- Почему вы решили поехать в Новороссию, да ещё в такое опасное время?

- Хотелось увидеть всё своими глазами. Я понял, что война фактически ведётся с Россией и американцами, но чужими руками. Донбасс – повод, поскольку там живет много русских. Первая поездка с гуманитарным грузом была в мае. Мы стараемся обеспечивать продуктами и медикаментами прежде всего поселки, поскольку официальная помощь из России идет в большие города и остаётся только в них. Побывали в Краснодоне, Алчевске, Стаханове, Брянке. В Краснодоне нас ждут дети-инвалиды в детском доме. На официальный запрос Международного комитета Красного Креста нынешнее киевское руководство ответило, что дети были эвакуированы в Харьков и Полтаву, а персонал отправлен в неоплачиваемые отпуска. На самом же деле больные дети-сироты и персонал детского дома остались в зоне боевых действий и всё лето и осень выживали как могли без продуктов, медикаментов, без зарплат. Существует огромная проблема с продовольствием и у ополченцев, и у мирного населения. Выращенный урожай собрать не смогли - поля заминированы украинскими карателями. Сейчас зима и люди, в первую очередь старики и инвалиды, умирают от голода. Особенно тяжёлая ситуация с продуктами питания сложилась в городах и посёлках, находящихся на линии фронта – туда ничего не поступает ни с украинской стороны, ни от руководства ЛНР. Некоторые для спасения жизни едят кошек, собак и голубей. Украинское правительство фактически устроило Донбассу полную финансово-экономическую блокаду. Людей, которые пытались бежать от войны, расстреливали целыми семьями на обочинах дорог прямо в машинах.

На фото: "Трасса Луганск-Краснодон-Изварино – «Дорога смерти». Машины беженцев, расстрелянные карателями батальона нацгвардии «Айдар» в окрестностях с. Новосветловка. Начало сентября 2014 год"

- Как вы попали на Донбасс впервые?

- Сразу после трагедии в Одессе мной было принято решение о сборе гуманитарной помощи. Но собрать необходимые продукты и медикаменты – это только полдела. Гораздо важнее было доставить их прямо в нужные руки, минуя всевозможных посредников. Первой в Пензе мне оказала реальную действенную помощь в этом Пензенская областная организация Российского Союза ветеранов Афганистана. Уже тогда нам стали известны факты разворовывания собранной простыми россиянами гумпомощи на территории России. Поэтому сразу было принято решение доставлять весь собранный нами груз через границу напрямую до конечного потребителя. Мы долго искали связи с ополченцами Юго-востока. Сначала через социальные сети. Многие, как и мы, хотели помочь, но не знали, как это сделать, к кому обратиться. К тому времени интернет кишел ложными, фейковыми страницами о сборе гум. помощи, за которыми стояла Служба безопасности Украины. Представьте, человек, желающий отправить на Юго-восток гум. помощь, находит в интернете некий украинский телефон, якобы представителя ополчения Юго-востока. Он представления не имеет, кто на самом деле возьмёт трубку на другом конце провода, не зная ни в лицо, ни по голосам или позывным реальных защитников Донбасса. Чем и пользовалась СБУ, расставляя ловушки на пути потока гум. помощи на Украину. Такому россиянину неизвестный собеседник с украинским акцентом мог представиться кем угодно – хоть первым заместителем Валерия Болотова или Павла Губарева. Затем машине с гуманитарной помощью назначалась встреча где-нибудь в безлюдной лесополосе в 1-2 километрах от линии российско-украинской границы. Машину встречали 6-8 человек в камуфляже, которые и представлялись доверчивым россиянам «ополченцами». Поверивших таким «ополченцам» нередко находили убитыми спустя некоторое время, а отнятый гум. груз и машины всплывали уже на той стороне в отрядах нац. гвардии, Правого Сектора или где-нибудь на рынке в Днепропетровске или Запорожье. В процессе подготовки нашей первой поездки мы практически сразу попали в поле зрения СБУ, поэтому все приготовления к рейсу пришлось делать в обстановке полной секретности. Были проведены сложные и масштабные мероприятия по дезинформации агентуры СБУ, находившейся как в интернете, так и на российской стороне, отслеживавшей нашу работу. С большими трудностями и предосторожностями. Мне и моему напарнику - «афганцу» Сергею Рогожкину, удалось выйти на связь с настоящими ополченцами в Луганске. 16.05.2014 первая машина с гуманитарной помощью из Пензы выехала в Луганск. Ещё на российской территории в приграничной зоне мы опять ощутили на себе пристальное внимание СБУ. Все телефонные переговоры прослушивались ими ещё за 30 километров от украинской границы. С их стороны имели место и телефонные провокации, когда незнакомые люди звонили нам на сотовый и, представляясь ополченцами, называли нам места в приграничной зоне, куда нам следовало прибыть и где, якобы, нам было приготовлено «окно» на границе. К счастью, в тот момент мы уже встретились с настоящими ополченцами и имели от них чёткие инструкции о месте и времени перехода гос. границы, предоставили вооружённое сопровождение. На пути следования нашей колонны головной дозор сопровождения примерно в 1.30 ночи был атакован мобильной группой нац. гвардии в 15 км от Луганска. Как потом показали пленные на допросе, нацгвардейцы выдвигались специально на перехват именно нашей колонны. Мы были срочно отведены в безопасное место и 4 часа пережидали, пока закончится бой, после чего в 6.00 уже приехали к зданию обладминистрации в Луганске. Так 21.05.2014 был доставлен первый гуманитарный груз из Пензы. Все доставленные медикаменты и продукты были переданы нами начальнику медслужбы Армии Юго-востока Наталье Архиповой.

"Участники первого гуманитарного конвоя из Пензы Алексей Бортников и Сергей Рогожкин на баррикадах у здания Облгосадминистрации Луганска 20 мая 2014 года"

Летом, когда гуманитарный груз из Пензы приходилось доставлять в окружённый Луганск по территории, контролируемой ВСУ и нацгвардией, нам уже стали выдавать оружие для самообороны.

 - Мы дважды попадали под обстрел. Сменили не одну машину. На обратном пути из Луганска мы вывозили в Россию семьи ополченцев, которым угрожала гибель на временно оккупированных укрофашистами территориях, а также раненых защитников Донбасса. 

- Приходилось ли Вам там применять свои медицинские навыки?

- Да, приходилось оказывать помощь раненым ополченцам в Луганске.
Обстрелам подвергались места скопления мирных жителей, дома, автовокзал, больницы, школы. Луганский областной онкологический диспансер. Процедурный кабинет после взрыва мины прямо перед окном.

Мы сдружились с местными жителями. Так больно расставаться, не зная, кого из них доведется увидеть живым. 

Мы знаем, что помощь из Пензы ждут, на неё надеются. В нашем лице жители и защитник Новороссии благодарны каждому пензенцу.

Важно!

Если вы хотите оказать помощь беженцам, звоните по телефонам  горячей линии для желающих оказать помощь: 49-39-47; 99-00-58. Правозащитник Елена Черлянцева объяснит, как это можно сделать. 

...

  • 0

Популярное

Последние новости