Наверх

Художник из Пензы рассказал о самых романтических местах города

Возрастное ограничение:
Пензенец уверен, что художник – это образ жизни / Фото: Валерий Копняк специально для "Pro Город"
Известный пензенский художник Валерий Копняк рассказал, какие темы в искусстве для него под запретом

Недавно Валерий Андреевич получил звание «Заслуженный художник Европы». В России всего десять удостоенных этого звания художников и очень приятно, что среди них теперь наш земляк.

26 марта корреспондент «Pro Город» взял у него интервью, в котором известный творческий деятель рассказал о запретных темах в искусстве и самую необычную историю за время своего творчества.

– Первая картина, посмотрев на которую, вы подумали «получилась хорошо»?

Одна из первых сильных и дорогих сердцу работ Валерия.

– Да, помню. Написал ее, когда учился в Москве на первом курсе. Картина писана с улицы Плеханова – с улицы, на которой я родился. Там раньше были такие старенькие домики, бараки. На этой улице прошло мое детство.  Ночью на лавочке под звездным небом мы с друзьями рассказывали друг другу страшные истории…  Детство закончилось, дома снесли. Иногда, когда мы встречаемся на улице, спрашиваем друг друга: «Помнишь наш двор?»

Эта одна из моих первых работ, сильная. Была написана пятнадцать лет назад и до сих пор красуется дома. На дает забыть о прошлом.

– В каком жанре работаете? Чем вдохновляетесь?

– В основном, пишу в жанре пейзажа. Люблю жанровые исторические работы, сцены из девятнадцатого века: скопления людей, рыночные площади, строительство храма. Вдохновляюсь природой. Сегодня, например, приехал с этюдов, писал весну: тающий снег, проталины. Когда проезжаешь мимо красивого места, думаешь «Надо вернуться сюда за картиной»... и возвращаешься.

– Можно ли хорошо зарабатывать на написании картин?

– Не всегда. Художник – это образ жизни. Нужно быть готовым к тому, что временами продаж не будет, а временами они есть. Я намеренно выбрал эту профессию – для души, зная, что будет несладко. Иногда вспоминаю слова нашего святителя Серафима Вырицкого. Он говорил, недословно: «О нуждах своих можно и не просить у Бога, ежели вы трудитесь и работаете».

– Часто ли друзья и знакомые обращаются к вам с просьбой «нарисовать по-дружески»?

Самая масштабная работа автора: "Воскресение". Холст 120*180 см.

– Да, конечно, у меня много друзей. Был случай, когда меня попросили нарисовать с фотографии молодую маму. Я не отказал, правда, они меня отблагодарили. Так что, если время есть, я соглашаюсь. А почему нет? Когда человек просит заранее, можно нарисовать, конечно. В таких случаях рисую в карандаше, потому как если просят живопись – много времени нужно, приходится отказывать.

– Как творчество влияет на семейную жизнь?

– Моя жена часто говорит детям: «Папе не мешайте, он сейчас в мастерской, работает». Так что если я в своей комнате, то какое-то время я провожу в тишине и спокойствии. Всё довольно жестко, строго – ведь это моя работа. Но есть и другая сторона. Несколько картин я посвятил жене, нигде их не выставлял и не продавал. Они написаны с мест, где мы встречались. Аня очень их ценит. Так, например, на одной из картин изображено место с мостиком, где прошло наше третье свидание.

Эти воспоминания нам очень дороги.

– А какие, с точки зрения художника, в Пензе есть романтические места?

– Мне очень нравится на Барковке: если проехать чуть дальше Русеевского хозяйства, есть очень красивые места. Живописные места есть и по дороге в Солосовку. Вообще, Пенза прекрасна.

– Самая необычная история в вашей практике?

– Однажды я забрел в леса, за Барковкой – туда даже на машине проехать. Был вечер, около девяти, июль месяц. И там есть небольшая речушка. Вдруг слышу – кто-то плывет по левую сторону от меня, кто-то грузный. А по правую сторону от меня – холст, на котором я эту речку и пишу. И чтобы к речке пройти, нужно пройти по тропинке. Я думаю: «Кто же плывет там?» Дыхание тяжелое, оглянулся – вижу что-то черное, рога торчат, сам в тине. Потом выходит на берег... кабан. Минуть десять стоял я в остолбенении. Я даже не знал, что они плавают. Потом охотники рассказали, что кабан, скорее всего, испугался человека и не хотел со мной встречаться – обошел стороной и переплыл на другой берег.

До сих пор вот гадаю: кто испугался больше – я или он?

– А что вы бы никогда не стали бы писать?

– Никогда бы не стал писать, даже за большие деньги, картины на развращенные темы. Например, обнаженную натуру. Дело в том, что я верю в Бога, пою в Храме Петра и Павла восемь лет. Я знаю, что есть вечная жизнь, и что я буду за это отвечать на том свете: за развращенные вещи, которые будут написаны моей рукой.

Подготовил: Алексей Имешев.

Хотите поделиться своей историей? Сообщите в редакцию progorod58.ru. Звоните 8 (967) 701-80-04, оставляйте сообщение на сайте в разделе «Добавить новость» или присылайте в группу «ВКонтакте». Получите заслуженный гонорар, если ваша история станет новостью.

Кроме того, подписывайтесь на наш канал Дзен чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Живопись Интервью Искусство Культура Творчество
Загрузка...

Следующая новость

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru